выбор региона
+ Добавить
Компанию, объявление, отзыв...

Ночь со Сталиным

11.02.2014

автор Юрий Тимохин

Истина должна отстояться в мутных водах истории.

 

Герцен

Свободным и богатым является тот, кому не нужны деньги.

 

Человеческая правда всегда материальна.

 

 

Хочешь увидеть виноватого - не оглядывайся по сторонам: посмотри в зеркало.

 

В природе не существует линейных законов. Допускаемая линейность имеет точные ограниченные

 

параметры времени и пространства.

 

 

Скучен тот, кто всегда прав. Особенно когда он не прав.

 

В свободном обществе свобода одного заканчивается там,

 

где начинается несвобода другого.

Благовест

 

 

Ночь со Сталиным

 

 

 

 

За окном ночь.

Только что прослушал рассказ нашего блестящего певуна о Сталина. Как всегда ярко и эмоционально, но все же… Кто лучше непосредственного участника тех событий может о них поведать.

И тут…

- Вы ли, Иосиф Виссарионович?

-Если звезды зажигают, значит…

-Мне это нужно.

-Именно. Только договоримся сразу: я не собираюсь оправдываться и спорить с тобой. Из твоего далекого далека ты не можешь видеть всех обстоятельств произошедшего, а как пишется история так называемыми историками - знаешь сам. Любое историческое событие нельзя рассматривать обособленно от всех факторов, определяющих конкретную обстановку исторического момента. Если, конечно, нас интересует правда. И уж, конечно, если история – это наука, то она не может противоречить основополагающим принципам других наук. В противном случае она превращается в изложение мнений историков, основанных на конъюнктурных и личных интересах. Историография – не наука.

-Хотелось бы узнать из первых рук: что же происходило в России в семнадцатом году и позже – захват власти, гражданская война и кровь, кровь…

-Итак, страна, живущая натуральным хозяйством с лучиной, плугом, волами и лошадьми. Лучшие производительные силы на никому не нужной войне, голод, мародерство и бесконечная гульба элит. Февраль – начало нового Смутного времени, но не императив “Земля и Воля”. И ни нефти, газа, энергетики; транспорт в зачаточном состоянии, убогая промышленность, да и та в руках европейцев, внешние долги. Царя нет, Временное правительство абсолютно бездарно и беспомощно, демагогия везде, перспектив никаких. Для спасения России необходима диктатура – любая: железная рука, но с национальной идеей, принятой гражданским обществом и подающая надежду.

Мы, большевики, пришли к власти за счет сатанински гениального лозунга Ленина – “Грабь награбленное”. Национальная идея момента. Национальная идея – не химера политиков, а выражение единомоментного, индуктивного чаяния народа. Национальную идею умеет озвучить лидер, потому и является вождем – властью. Основой национальной идеи являются экономические требования момента развития общества. Почему мы пришли к власти? Почему держали власть? Да потому что в каждый момент нашей власти присутствовала национальная экономическая идея.

Также не вызывает споров и то, что мы перехватили все социальные лозунги у наших политических противников. В вашей сегодняшней России это стало политической рутиной. Это - часть политики. И пошло-поехало. А было ли что-либо иное? Альтернативы, которой просто нет: конституционная монархия или парламентское государство. Идеология монархизма на тот момент изжила себя в России. Причины хорошо известны. Остается второе – через Учредительное собрание, далее земства и местное самоуправление. В этом случае в короткое время от России осталось бы только Московское княжество, а остальное разобрали бы местные меньшевистские, монархистские и прочие либералистские богдыханы со всеми вытекающими и прощай, Россия. Неизбежное следствие демагогии: “Земля и Воля”. А власть где? Забыли… Потом срастется.

-Но Учредительное собрание все же состоялось.

-Именно. Но где же формула власти, где государственная система, способная все поделить – справедливо! – не потеряв Россию? Одни лозунги о величии, предназначении и прочая, и прочая. Мы, большевики, ясно осознали, что находимся в начале новейшего Смутного времени и необходима диктатура, чтобы избежать развала и крови.

-И кровь пролилась…

-Что стало результатом лозунга “Свобода. Равенство. Братство”? Вандея, в которой было уничтожено полтора миллиона французов. Кем же они были уничтожены? Французами же: свободными, равными. Одним словом - братьями.

Где ты видел власть, которой не нужна политическая стабильность? Да ради нее Ленин подписал грабительский Брестский мир с немцами. Гражданскую войну начали не большевики. Но кровь была неизбежной. Диктатура большевиков означила войну политических элит. При любой мало-мальски либеральной власти воевал бы народ во имя справедливого дележа России. Главное – сие было бы совершенной бессмыслицей, местечковыми, мародерскими разборками и гарантированным развалом. Дележ начался еще в Государственной Думе, но там хотя бы придерживались приличий, прикрытых демагогией, а в кулуарах России уже не было – были “интересы избранных”. И европейские кошельки для них уже раскрыты. Мы же провозгласили национальную идею тогдашней России: диктатура народа – советскую власть с целью строительства коммунизма и создание обязательных тактических экономических условий для решения этой общей задачи.

-Но Учредительное Собрание…

-… которое все же состоялось. И почти весь большевистский ЦИК в течение целого дня выслушивал соловьиные рулады г-на Чернова со товарищи о великом предназначении России, ее влияние на развитие цивилизации при участии всех слоев российского общества при главенстве социал-демократических сил во главе с ними, любимыми. И не единого слова о системе власти, способной поднять эту неподъемную глыбу – Россию. Что же оставалось делать, как не прекратить эту вакханалию – и караул устал…

-Иначе: для возрождения обанкротившейся России вам не требовалось согласие гражданского общества?

-Не товарищи Сталин или Троцкий рубились шашками, но русский народ – то самое гражданское общество, защищая свою надежду на справедливую власть, которая обеспечит всеобщее процветание российского народа, а не властных элит. Государство являет собою две составляющие: гражданское общество и делегированной им власти управленцам, способным решать общегосударственные задачи для блага самого общества, основанными на национальной идее момента. “Земля и Воля”, величие России и все тогдашние сопутствующие лозунги не есть национальная идея и не требует системы администрирования, то есть построения системы власти, что мы и услышали из выступлений меньшевиков и прочих демократов.

-И вы провозгласили национальную идею: вся власть советам при диктатуре пролетариата с целью строительства коммунизма. Основа – учение Маркса.

-Выбора не было ни у России, ни у нас.

-И Россия получила диктатуру одной единственной правящей партии, в которой не было единого взгляда ни на марксизм, ни на практическую реализацию его учения во благо того самого российского народа. Учение Маркса вечно, потому что правильно – слова Ленина…

-… и я, Ленин, пророк его. Он снисходительно разрешал своему окружению иметь свой взгляд на марксизм, но его мнение было молитвой.

Троцкий пошел дальше Ленина в вопросах строительства практического социализма. Он размежевал мир колючей проволокой, при этом одни – народ, оказались внутри огороженной зоны, а другие – управленцы, снаружи. Троцкизм – это экстремизм, основанный на исключении из марксизма самого марксизма.

Ленин все это прекрасно понимал и держал Троцкого в качестве страшилки, ибо все чтобы не проводил в жизнь Ленин было бы чистым либерализмом по отношению к троцкизму.

-Но ведь фанатизм и экстремизм – суть строительство эшафота собственными руками.

-Да, это так. Поэтому строительство социалистической государственности я обосновывал научным откровением – марксизмом.

Я никогда не боролся с Троцким, но только с троцкизмом, как идеологией. Троцкизм – реакционное учение, по сути, левый марксизм, откуда изъяты все либеральные положения и введен постулат жесткой власти, основанной на клановом административном управлении. Никаких дееспособных выбранных органов, никакой подотчетности и контроля ни в политической и, тем более, в экономической деятельности власти. Дозируемый социализм сверху, обратной стороной которого является дозируемый геноцид.

Когда в двадцать четвертом году я “пришел на хозяйство” во время борьбы с троцкизмом, то принял решение заняться самым великим делом, которым только может заниматься человек на земле - построить рай в отдельно взятой стране под названием “коммунизм”. Саму идею построения коммунизма я не на потолке нашел: передо мной, как настольная книга, лежала Библия – марксизм-ленинизм. Но чтобы его построить, необходимо было соблюдать два постулата: первый – жесткая вертикаль власти, единоначалие, если хочешь – диктатура; второй – каждый на своем месте должен выполнять свои функции. И не важно – дворник ты или член политбюро.

-Но какова цена строительства?

-Должен сразу отметить, что для нас, большевиков, понятия цены строительства коммунизма не существовало, ибо мы свою Цену уже заплатили.

Но в то время, когда я, памятуя о бесчисленных жертвах революции, принял это решение, в это самое время рай уже был построен, или почти построен – в отдельно взятых квартирах. Имя небожителей – соратники-ленинцы. Снисходительно похлопывая меня по плечу, они выказывали мне всяческое одобрение в моих устремлениях с одним условием: они вне ответственности и закона, они “за скобками”. И это ведь люди с изуродованными судьбами, прошедшие аресты, тюрьмы, ссылки, даже смертные приговоры. У них у всех руки были по локоть в крови – и врагов и друзей. Предлагать им синекуру ниже совнаркома – не сметь. Да еще с собственным бюджетом, чтобы было на что содержать этот свой рай, да своих детишек кормить. Жилье – в барских апартаментах не далее километра от Кремля.

А на местах? Да у любого секретаря обкома власти было столько, сколько ее не было у английского Лорд-премьера или Президента Франции. И вся эта армия не желала отвечать за исход строительство коммунизма. К тому же у них и свой идеолог – Троцкий с его теорией, которую он обнародовал в своей капитальной книге “Путь к социализму”, где строительство коммунизма есть удел избранных революционеров-строителей всеобщего блага. Кто в этих условиях будет в состоянии построить коммунизм? Да они же, ленинцы, упоенные свалившейся на них властью. В отдельно взятой стране, в которой они и есть тот неприкасаемый клан строителей, над которыми нет никакой власти и закона.

И народ обязан будет выполнять те предначертания, которые и будут законами, обязательными к исполнению. Другими словами, именно властная элита и построит коммунизм для народа, но не сам народ. Я же утверждал, что власть большевиков должна обеспечить условия для того, чтобы коммунизм был построен руками самого гражданского общества при всеобщем равенстве перед законом.

Ты обратил внимание на то, что социализм в развитых демократических странах строился руками самого гражданского общества при государственном протекционизме экономической деятельности самого общества? То есть производящего среднего класса. А кто в СССР строил коммунизм? Товарищ Сталин, что ли? Никакая власть ни при каких условиях не способна построить коммунизм, но только само гражданское общество, то есть народ. И строили. Лопатами, умирая от голода, тифа, живя в землянках. Почему? Верили: вот сегодня построим, например, Днепрогэс и завтра будет другая, счастливая и обеспеченная жизнь.

И кто возьмется подсчитать количество врагов непосредственно вокруг товарища Сталина, врагов, способных на все. Свалившаяся на них реальная власть, и не в каком-нибудь Гондурасе, а на шестой части земной суши с ее неисчисляемыми богатствами явилась для них натуральным наркотиком. А “слезать с иглы” так тяжело и не хочется; и для них оставалось только одно: избавиться от врача-нарколога, коим был товарищ Сталин. И дело тут не только в моей личной боязни, но и в невозможности построения социального государства, ради которого немалая кровь уже пролита.

И самое главное – на этом пути товарищ Сталин не имел права на ошибку. Любая ошибка товарища Сталина явилась бы государственным преступлением. Потому что от таких ошибок страдал не тот, кто ее совершал, а целый народ. А ведь в отпуск не уйдешь, расслабиться возможности нет и ответственность ни на кого не переложишь. Как тебе диктатура? Ты бы попробовал такой безграничной власти?

-Я – нет.

-Но самой главной задачей, а именно сверхзадачей построения новой жизни, являлось вовсе не идейное партийное администрирование. Ни рабы, ни собственники не способны построить всеобщий коммунизм. Поэтому необходимо было решить сверхзадачу - создать строителя. Необходимо было лишить советского человека психологии собственника, то есть лишить его прав собственности, приносящей доход, ибо собственник не способен мыслить категориями общественного интереса.

Единоличным правом рантье могло обладать только само государство.

Из четырех основных функций денег: средство оценки, средство расчетов, средство накопления (собственности) и средство инвестиции (функции) необходимо было исключить две последние. Для этого мы вывели из нашей экономики – экономическое кощунство – фондовый рынок, как основу инвестиций и наличие коммерческих банков, как один из механизмов накопления и получения дохода.

Но, лишив советского человека прав владения приносящей доход собственностью, мы обязаны были полностью обеспечить прожиточный минимум каждому гражданину и, в первую очередь, обеспечить социальный пакет: жилье, медицина, образование, отдых. И обеспечили, хотя и не сразу. Но каждый советский человек имел возможность обеспечить себе достаточно комфортное потребление, а именно: квартира, машина, дача и т.д. Одни быстрее, другие медленнее, но каждый. Советский человек не имел свободы только при выполнении своих общественных обязанностей. На то они и обязанности – коммунизм строить. Во всем остальном он абсолютно свободен: профессия, проживание, уровень образования, быта и так далее.

-Плановое хозяйство предполагает, что между производителем и потребителем размещается законодательный посредник – государство, которое и определяет уровень и качество производства и потребления. Как следствие – отсутствие трудовых стимулов.

-Других решений не могло быть. Можно считать главенство государства одним из краеугольных камней возможности построения коммунизма, а что до стимулов, то разве само расширение потребления не является стимулом для карьеры и обогащения?

-Как же крестьянство? Разве реформы Столыпина не были реальным примером для подражания?

-Реформ Столыпина в части крестьянской политики не существовало. На политику тогдашнему крестьянству было наплевать. Его интересовала только земля в собственности тех, кто ее обрабатывал.

В конце девятнадцатого века в России были созданы три государственных земельных банка: в Питере, Москве и Ростове, то есть была создана экономическая основа деятельности крестьянства. В 1905 году после известных событий царь подарил народу конституционные права. На основе этих актов крестьянству было предложено самому выбирать организационную систему хозяйствования: кому фермерство, кому община.

К началу двадцатых годов в стране девяносто процентов населения проживало в деревне, на земле – натуральное хозяйство. Для кого строился коммунизм? Для горожан, что ли? Пролетариата? А откуда же взялся сам пролетариат? И вся эта масса людей абсолютно не соответствовало вышеуказанным постулатам построения коммунизма. Конечно, я понимал, что город, не имеющий никакой промышленности, не может предложить крестьянству то, что ему необходимо. И те небезосновательно припрятывали излишки продовольствия с целью возможности диктовать цены. Диктовать государству. Поэтому совершенно необходимо было создание организационных форм хозяйствования, привлечение крестьян для создания промышленности, которая бы обеспечила сельское хозяйство техникой, энергетикой, горючими материалами и тому подобное. Не было возможностей создать такие хозяйства без жестких силовых акций, несмотря на сопротивление моего ближайшего окружения, которое вытащило лозунг Ленина начала двадцатых годов – не трогать крестьянина, забывая, что он был актуален в другой политической и экономической ситуации.

-Церковь?

-Тебе известна страна и время когда бы церковь не была рядом с властью? А кто же создает для нее условия? Кто обеспечивает ей государственные преференции? Заметь: как и ваша нынешняя российская интеллегенция, церковь никогда, как собака, не кусающая руку дающего, не откусит эту самую руку и создает любой благоприятный идеологический режим власти для управления неимущими, которые не кормят церковь и интеллигенцию. Более того: в обустройстве государственности они, церковь и интеллегенция, готовы принимать самое непосредственное участие при соблюдении своих кровных интересов. Народ в этом дележе участия не принимает, поэтому до него им нет никакого дела.

Мы же отвергли саму сущность претензий нашей тогдашней церкви на роль духовного пастыря народа и она, естественно, приняла сторону тех политических элит, от коих кормилась, превратившись в наших непримиримых врагов. Более того: взяла в свои руки оружие, оборотив его против собственного народа под лозунгом борьбы с нехристями – большевиками. А по сути защищала свои шкурные интересы, благословляя любую силу, способную вернуть им их собственность и власть.

Кстати, где была ваша церковь, когда грабили народ ваши “приватизаторы”?

-В тех кабинетах, в которых грабили…

-…и получали государственные налоговые и имущественные преференции для себя. Такие преференции от власти церковь имела всегда, но чтобы торговать наркотиками - табаком и спиртными напитками и акцизы складывать в свой карман? Браво, свободная Российская Православная Церковь. Свободная от веры и совести.

-Равноправие, законность и справедливость?

-Если считать, что Конституция любой страны является уравнением между законностью и справедливостью, то законы, которые ею инициируются и по которым живет гражданское общество, несут в себе ограничительный элемент, касающийся гражданского общества, но не во всем ограничивающий власть. Эталона не существует в сути государственности, все дело в пропорциях и согласии между обществом и властью. Для соблюдения этих пропорций должна существовать отрицательная обратная связь между обществом и властью с целью контроля власти гражданским обществом. Со времен древнего Рима человечество ищет ответ на вопрос: насколько законы государства соответствуют принципам справедливости. Для власти данный вопрос во многом риторический, для троцкизма, кстати, его не существует.

-Тридцать седьмой год.

-Ты обратил внимание, что вся советская интеллегенция после моей смерти в один голос определила начало зверств товарища Сталина именно с тридцать седьмого года? Как будто не было ни гражданской войны, разогнанного НЭПа, голодной гибели крестьянства? Эти критики эпохи сталинизма вышли, в основном, из среды той партийно-хозяйственной и художественной интеллигенции, которой товарищ Сталин к тридцать седьмому году мешал строить свое собственное, за счет остального общества, благополучие. И если бы удалось избавиться от товарища Сталина на партийном съезде, то страна вернулась бы в состояние семнадцатого года, то есть к развалу и грызне за власть. Тогда бы все жертвы советского народа были бы напрасны. Можно было такое допустить? Как же после этого оправдываться в глазах принесенных жертв?

-Нет человека – нет проблемы?

-Именно. Но проблемы бывают конструктивными и деструктивными. Конструктивные обращены во вне, в человеческое сообщество, а деструктивные – в себя, любимого.

Интеллигенции нет никакого дело до угрызений совести, тем более, что она не принимала участия в построении практического советского государства, пытаясь занимать позу третейского судьи по отношению к тек

Комментарии
Ваш комментарий будет первым =)

Оставить свой комментарий


Отправляя форму, вы даете согласие на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.
Пожалуйста, перед тем как оставить отзыв, ознакомьтесь с правилами комментирования и памяткой читателям